ЛАВР

Не ходи за мной

«Лавр» — трансмедийный проект о сталкинге. О нежелательном, навязчивом внимании, преследовании. Мир сильно изменился, из анонимной среды обитания он превратился в пространство, где каждый может узнать о тебе всё. Цифровая прозрачность, доступность любой информации — наша новая реальность, к которой мы пока не сумели адаптироваться. Этика — не технология, она не успевает меняться так быстро. Пока мы не поняли устройства новых личных границ, мы продолжаем пользоваться ими по своему усмотрению.

В первую очередь это игровой фильм — о преследовании, с которым может столкнуться каждый. О навязчивом, переходящем привычные нам границы способе привлечения внимания и демонстрации власти. О новой прозрачности и отсутствии приватности. И о невозможности сделать с этим что-либо в рамках существующей системы. Работая над сценарием, мы опирались на опыт и истории людей, которые прошли через такое вторжение в свою жизнь или испытывают его сейчас, а также постарались разобраться в мотивах преследователей.

Поддержать съёмки фильма можно на краудфандинговой платформе «Планета». Слоган нашей кампании  — «Не ходи за мной», и она о силе и смелости, которая необходима для того, чтобы дать преследователю вербальный отпор, и о законодательной системе, которая не видит в феномене преследования проблемы. Мы собирали лоты, которые отражали бы наши ценности, — вы найдете их на странице проекта.

Авторы проекта: Егор Исаев, Анна Беркова

Сталкинг. Вторая серия.

Режиссёр: Вера Пирогова

Сталкинг — нежелательное, навязчивое внимание, преследование.

Спектакль сделан в технике вербатима — это интервью, дословно воспроизведенные актерами на сцене. Это монологи людей, которые сталкивались с преследованием, и тех, кто сам осуществлял подобные действия, грубо нарушая чужие границы и не видя в этом проблемы. Истории разные — странные и местами смешные, неоднозначные и романтичные. Страшные. Герои по-разному переживают ситуацию, кто-то с юмором, кто-то с пугающим хладнокровием, кто-то не может справиться с тревожностью до сих пор.

На этот раз мы сконцентрировались на преследовании, которое осуществляют бывшие партнеры и партнерши. Это наиболее частый вид сталкинга — и самый опасный. Преследователи считают, что отношения, которые были до, дают им право преследовать свою бывшую или бывшего. Люди, оказавшиеся в такой ситуации, еще более беззащитны, чем те, кого преследуют незнакомцы. И это может коснуться всех нас — все мы вступаем в отношения и никто не защищен от таких ситуаций. В спектакле прозвучат голоса психолога и полицейского, которые имели дело с подобными ситуациями — как начало большого разговора о том, какие превентивные меры могут быть внедрены законодательно, а какие можем принимать мы сами, как можем отслеживать «звоночки» и не бояться публично говорить о проблеме, если это уже случилось.

10 мая состоится показ второй серии, в которой будут рассказаны новые истории.

Дата и время
10 мая 2021, 13:00
Место
DOC на острове, Садовническая набережная, 69
Билеты

Истории

Мы всегда просим друг друга написать, когда доберемся до дома, не садимся на переднее сиденье такси, баним незнакомцев в инстаграме — и это наша повседневность. Мы вынуждены жить, постоянно помня о том, что кто-то в любой момент может нарушить наши границы и даже не осознать, что в этом есть какая-то проблема. Если в вас это откликается — напишите. Давайте слушать друг-друга.

Мне было 16 лет, 10 класс. В школе была немного аутсайдером, тихой и в депрессии. В тот день мы с подругой гуляли по ТЦ, потому что нормальных мест, очевидно, не было. Столкнулись с небольшой компанией, которую знала моя подруга. Она поздоровалась с ребятами, я стояла в стороне. Позже парень из этой компании попросил у моей подруги скинуть мою страницу в вк. По переписке он общался нормально. Кажется, предлагал встретиться, но мне не хотелось. Я сидела на уроке, а он начал писать очень много сообщений. Я написала, что я сейчас в школе и занята. Он спросил, во сколько у меня заканчиваются уроки, чтобы знать, когда мне можно будет написать. А на моей странице тогда было указано, в какой школе я учусь. И он приехал и подкараулил меня около школы. Мне всегда было грустно, что я одна жила в другой стороне, пока все одноклассники уходили в одну сторону. Но в этот день мне стало страшно, что я одна. Рядом не было ни одного друга или знакомого. Этот парень вёл себя очень весёло, много шутил, хвалил себя за такой смелый поступок (подкараулить у школы девушку - рыцарство же). А я старательно отводила его подальше от своего дома. В голове была чёткая мысль, что нельзя позволить ему узнать, где я живу. Спустя пару часов я сильно устала и сказала, что мне пора домой. Он предложил проводить, я отказалась. Он сказал, что уйдёт, но только если я его обниму. После я убрала со страницы информацию о месте обучения, заигнорила его. Я не знала, что такое сталкинг, но точно знала, что подобное мне не нравится. Он всё спрашивал, что же пошло не так, ведь мы так хорошо погуляли и я даже смеялась над его шутками. Потом началась истерика с его стороны. Он начал называть всех девушек шл#хами и что я такая единственная особенная да чистая в этом мире. От этого до сих пор тошно. Я убрала его в чс, а мой знакомый (очень угрожающий на вид) пригрозил ему, чтобы больше не писал мне и не караулил около школы. Самое неприятное то, что я не помню его имя, как он выглядит. Это же просто была мимолётная встреча и переписка меньше недели. Но на моей страничке больше никогда не указывалось место обучения. Мне сейчас 21 год, я сижу в тиндере и автоматически смахиваю всех парней со светло-рыжими волосами и бородой. Потому что боюсь, что это может оказаться он, а я его даже не узнаю, если вдруг случится свидание.
Ирина, 21, Новосибирск
Бывшая моего партнера следит за моими соцсетями каждый день, я не знаю, что ей нужно — хочет ли она пырнуть меня ножом в подворотне, завидует ли она, хочет ли она чего-то или просто следит за тем, что больше не является её жизнью. Не сказать, что мне страшно — скорее болезненно и неприятно. Часто мне кажется, что этот человек преследует меня по какой-то причине, но далеко не факт, что это правда. Жить в тревоге из-за какой-то вроде бы мелочи довольно тяжело. С другой стороны, мне её жалко. Она жалкая.
Анонимно, 25, Москва

Если с вами произошла подобная история и вы не знаете, куда обратиться — вот проекты, которые могут вам помочь.