ЛАВР

Не ходи за мной

«Лавр» — трансмедийный проект о сталкинге. О нежелательном, навязчивом внимании, преследовании. Мир сильно изменился, из анонимной среды обитания он превратился в пространство, где каждый может узнать о тебе всё. Цифровая прозрачность, доступность любой информации — наша новая реальность, к которой мы пока не сумели адаптироваться. Этика — не технология, она не успевает меняться так быстро. Пока мы не поняли устройства новых личных границ, мы продолжаем пользоваться ими по своему усмотрению.

В первую очередь это игровой фильм — о преследовании, с которым может столкнуться каждый. О навязчивом, переходящем привычные нам границы способе привлечения внимания и демонстрации власти. О новой прозрачности и отсутствии приватности. И о невозможности сделать с этим что-либо в рамках существующей системы. Работая над сценарием, мы опирались на опыт и истории людей, которые прошли через такое вторжение в свою жизнь или испытывают его сейчас, а также постарались разобраться в мотивах преследователей.

Поддержать съёмки фильма можно на краудфандинговой платформе «Планета». Слоган нашей кампании  — «Не ходи за мной», и она о силе и смелости, которая необходима для того, чтобы дать преследователю вербальный отпор, и о законодательной системе, которая не видит в феномене преследования проблемы. Мы собирали лоты, которые отражали бы наши ценности, — вы найдете их на странице проекта.

Авторы проекта: Егор Исаев, Анна Беркова

Сталкинг. Вторая серия.

Режиссёр: Вера Пирогова

Сталкинг — нежелательное, навязчивое внимание, преследование.

Спектакль сделан в технике вербатима — это интервью, дословно воспроизведенные актерами на сцене. Это монологи людей, которые сталкивались с преследованием, и тех, кто сам осуществлял подобные действия, грубо нарушая чужие границы и не видя в этом проблемы. Истории разные — странные и местами смешные, неоднозначные и романтичные. Страшные. Герои по-разному переживают ситуацию, кто-то с юмором, кто-то с пугающим хладнокровием, кто-то не может справиться с тревожностью до сих пор.

На этот раз мы сконцентрировались на преследовании, которое осуществляют бывшие партнеры и партнерши. Это наиболее частый вид сталкинга — и самый опасный. Преследователи считают, что отношения, которые были до, дают им право преследовать свою бывшую или бывшего. Люди, оказавшиеся в такой ситуации, еще более беззащитны, чем те, кого преследуют незнакомцы. И это может коснуться всех нас — все мы вступаем в отношения и никто не защищен от таких ситуаций. В спектакле прозвучат голоса психолога и полицейского, которые имели дело с подобными ситуациями — как начало большого разговора о том, какие превентивные меры могут быть внедрены законодательно, а какие можем принимать мы сами, как можем отслеживать «звоночки» и не бояться публично говорить о проблеме, если это уже случилось.

10 мая состоится показ второй серии, в которой будут рассказаны новые истории.

Дата и время
10 мая 2021, 13:00
Место
DOC на острове, Садовническая набережная, 69
Билеты

Истории

Мы всегда просим друг друга написать, когда доберемся до дома, не садимся на переднее сиденье такси, баним незнакомцев в инстаграме — и это наша повседневность. Мы вынуждены жить, постоянно помня о том, что кто-то в любой момент может нарушить наши границы и даже не осознать, что в этом есть какая-то проблема. Если в вас это откликается — напишите. Давайте слушать друг-друга.

У меня был знакомый, который неоднозначно себя вёл. Я с самого начала обозначила, что ничего между нами не будет, продолжала держать дистанцию. Мы часто виделись, так как были в одной компании. Как выяснилось дальше, мой ответ «нет» на любые ухаживания он воспринимал, как классическо-стереотипное «Нет, но это да, побегай ещё», и он продолжал активно себя вести по отношению ко мне. Его сталкеринг заключался в том, что он имел доступ к различным базам, его работа в органах позволяла знать ему обо мне и моем окружении всё и даже больше. Например он как-то спросил про счета моих родителей, почему они пустые, может у них финансовые проблемы. Также были ситуации, когда понимала, что за мной активно следили виртуально и реально. Любое моё общение в мессенджерах прослеживалось, всё читалось и прослушивалось. Сначала я активно человеку давала понять, что он конченный и неоднократно посылала на ***, но закончилось всё тем, что я перестала давать реакцию на что-либо и он сам отвалился. Но я не знаю, возможно он иногда сталкерит ещё, хз, тут не поймёшь, на таком и бредовое расстройство может появиться.
Ilsina, 26, Москва
Недавно на одном ресурсе, где было размещено моё портфолио, мне написал незнакомец — задал пару вопросов по работе, хотел сотрудничать, но мне не подошли его условия. Продолжил разговор, представился известным продюсером, бросил несколько предложений о своих звёздных друзьях. Меня сразу что-то насторожило в нём, но первое время я поддерживала диалог. Фото и имя его видно не было, с моей же стороны были и фотографии, и социальные сети, и номер. Он написал в вотсапе, и тут начался настоящий хаос — он начал выплёскивать на меня тонну бессмысленной информации о своих увлечениях, жизни и размышлениях. В вотсапе я увидела его изображение — смотрю в глаза и вижу что-то очень нехорошее. Всегда стараюсь жить сердцем, поэтому тут же написала ему вежливое сообщение, в котором попросила больше мне не писать, так как это общение мне неинтересно. В ответ шли поэма за поэмой, я не отвечала и диалог становился больше похож на безумие — ни один здоровый, уважающий себя мужчина не стал бы писать столько и такое. Я заблокировала его. Он отправил мне большой букет цветов, начал звонить с разных номеров, писать с разных профилей — содержание сообщений было не агрессивное, но пугающее: то он предлагал мне работать на него за любые деньги, то предлагал что угодно за возможность увидеть меня, то просто делал комплименты. Я всё это время не отвечала, длилось это примерно недели 2-3, мне он особо не мешал, пока не случилось поворотное событие. В один день мне позвонила доставка, сказали, что на мой номер заказан сюрприз, попросили дать адрес и выбрать удобное время. Определитель номера подсказал, что это и правда доставка, поэтому я смело дала свой адрес. В назначенное время мне звонят в дверь, я открываю и вижу двух мужчин перед дверью — один с шариками у двери, другой поодаль. Я сразу почувствовала, что здесь что-то не то — курьеры обычно отдают заказ и уходят, этот мужчина в маске и с шариками вглядывался в меня, задавал странные вопросы, продолжалось это до тех пор, пока я не захлопнула перед ним дверь. На следующий день в Сбербанке (!!!!) мне приходит сообщение от него: «Я приехал лично, как тебе мой сюрприз?». В первую секунду стало страшно — он теперь знает мой адрес, живу я в доме без консьержа и охраны, при желании попасть может каждый, цепочка ужаса шла дальше и дальше, но я остановила себя. Я осознала, что сама ставлю себя в позицию жертвы, разрешая ему быть преследователем, я сама осознанно наделяю его силой, достаточной для того, чтобы меня напугать. Первым делом я пробила везде этого человека — оказалось, это обычный пиар-менеджер в маленькой компании. Страх сменился на негодование: как этот мужичок вообще посмел вторгаться на мою территорию? Кем он себя возомнил, что решил, что может приходить под мою дверь? Эти мысли поставили меня в позицию силы, и я начала думать, что же мне с ним делать. Мыслей было много, в итоге решила начать с самого лёгкого — обратиться за помощью к отцу. Пусть это станет для него первым предупреждением. В общем, на этом история и закончилась — отец поговорил с ним по телефону, обращаясь к нему не как к сумасшедшему или маньяку, а как к здоровому мужчине, и тому не оставалось выбора, кроме как повести себя, как здоровый мужчина. Однако он сказал отцу удивительную фразу: «Настя просто мне очень понравилась, я хотел произвести впечатление и понравиться». И я сразу задумалась, перед глазами промелькнули десятки фильмов... Возьмём «Дневник памяти» — многие помнят сцену, где главный герой залез на колесо обозрения, чтобы пригласить девушку на свидание? А сколько фильмов, где парень полтора часа экранного времени упорно добивается девушку, и в конце мы видим хэппи-энд? Почему в кино это смотрится мило и даже как модель поведения, а в жизни это пугающе и нездорово? Я не знаю. Одно из этой ситуации я вынесла точно — я никогда не хочу и не буду в позиции жертвы. Это они меня должны бояться)
Анастасия, 23, Москва

Если с вами произошла подобная история и вы не знаете, куда обратиться — вот проекты, которые могут вам помочь.